Максим Сергеев (pilgrimminstrel) wrote,
Максим Сергеев
pilgrimminstrel

До истинно Никонианской Церкви нам ещё расти и расти..

Благодаря вот такой политике исторические позиции старообрядчества настолько укрепились советскими историками, что Церковь вынудили даже снять с них анафемы. Что результата не имело, и старообрядцев не удовлетворило - они остались в расколе. Требованием, при котором они, возможно, простят Церковь, выдвигается какое-то практически невозможное, грандиозное и всеобщее покаяние, при этом они сами плохо представляют как это будет происходить. Вместе с русскими православными перед мелкой маргинальной группой по всей видимости должны встать на колени и все прочие православные Церкви, так как никто не признал старообрядческий раскол. В общем, мириться они не собираются, а "единоверие" воспринимают как миссионерскую площадку, как возможность безнаказанно заниматься прозелетизмом в православной среде.

В догматическом отношении старообрядчество, как это не парадоксально, дрейфует в сторону тех самых ненавидимых ими католиков и протестантов. Так, например, они полагают что таинство совершаются не Богом при помощи священника, а самим священником при помощи правильного чинопоследования, видя в нем некую магическую формулу. Поэтому они и боятся в ней что-либо поменять, полагая что все в предании, вплоть до обрядовых мелочей, есть догмат. В связи с этим возникает множество вопросов: если все Предание - догмат, почему они ограничиваются только Кормчей книгой, содержащей лишь малую толику православного Предания? Почему мы должны консервировать обряд именно 17 века, а не 4 или 8? Или даже первой половины 16 века, когда еще не было положения, анафематствующее троеперстие? Мы тогда должны вести себя как первые христиане апостольского века.

Но вернемся к расколу. Раскол был благополучно разрешен самим Никоном. Патриарх публично помирился с "вождем несогласных" Нероновым, и разрешил служить как по новым, так и по старым правилам. И тут происходит охлаждение отношений между царем и патриархом. Алексей Михайлович был сторонником идеи имперской: "Москва - Третий Рим". В своих планах он вынашивал освобождение всех православных народов от мусульманского владычества и завоевание Иерусалима. Никон думал иначе - раз Иерусалим есть образ Града Небесного, то он отличается от первообраза так же, как и икона. Что не мешает сделать еще одну "икону" Небесного Града. С этой целью был отправлен "в командировку" Арсений Суханов, который привез планы Иерусалима, и даже книгу "Проскинитарий" - о том как воссоздать Храма Соломона. Путешествуя по России, Никон выбрал место, похожее на Иерусалим, и построил там свою "икону" - Ново-Иерусалимский монастырь. По сути, он выдвинул новую, более православную идею "Нового Иерусалима", России как в первую очередь духовного центра мирового православия, а не ее имперского гегемона. При этом он не отказывался от экспансии - ведь именно при Никоне было решено присоединить православную Украину, которая до этого полвека просилась в Россию, но ее не брали.

За эту идею, в которой царство, империя и ее глава оказывались вторичны по отношению к православию, Никон и пострадал. Лишившись поддержки царя он уже не мог продолжать начатое, и отказался от управления Церковью. Реформы его остановились на полпути, из-за чего в дальнейшем стали мишенью для поиска ошибок и объектом для нападок. События же дальше развивались весьма интересным образом. Никон был крайне популярен в народе. А сила православных патриархов всегда опиралась на народ. То есть был немалый процент людей, готовых пожертвовать жизнь за патриарха - и поскольку физически уничтожить их было невозможно, царям приходилось терпеть двоевластие. Царь сам назначал себе "зама"-патриарха, но при этом во многих вопросах обязан был слушаться его, поскольку "увольнение" было чревато сильнейшими волнениями в народе. Поэтому ситуация была крайне напряженной, и напряженность требовала от властей скорейшей канализации. Бунтарскую энергию нужно было направить в ложное русло. Поэтому царь, вызывает из ссылки Аввакума (который тут же становится новым "вождем несогласных"), приближает его ко двору и благоприятствует распространению уже разрешенного раскола. Вонифатьев к тому времени уже умер, и Аввакум, опьяненый властью, не понимающий марионеточности своего положения, входит в кураж. Дальше следуют волнения, восстание на Соловках, возникает угроза целостности государства - начинается сепаратизм в Поморье. В итоге старообрядцев судят вместе с патриархом Никоном, и передают из церковного ведомства в гражданское. "Ревнители благочестия" попадают под те самые "Уложения" Алексея Михайловича, которые дружно одобряли в 1649 году, полагая, что они их никак не коснутся. Начинаются репрессии и казни.


Православие, лишившись значительной части решительно настроенных людей, было вынуждено пойти по пути соглашательства с государством, и в дальнейшем опираться более на власть, чем на народ, что в конце концов привело Россию к 17 году. Поэтому название "никониане", которым нас именуют старообрядцы, не совсем верно. Название это, на мой взгляд, равнозначно высшему ордену, и нам до "никониан" еще расти и расти.

http://nikolay-zaikov.livejournal.com/34682.html
Tags: Православие, раскольничество
Subscribe

  • (no subject)

    Раскисла земля проливными дождями, Впитала собой влагу серого неба. Усеяны рощи дубов желудями, Укрыты бурыми листьями ветви. И редкое солнце в тех…

  • Песня-гимн нашему городу Боровичи в окончательном варианте

    СЛАВЕН ГОРОД НАШ! * Славен город наш, Боровичи! Мы тебе душой и сердцем верны. Дал ты нам для жизни все ключи, И любовь к тебе у нас безмерна.…

  • (no subject)

    Наш город - царство лип и клёнов, Дубов почтеннейших маркграфство - Ещё недавно был зелёным, Теперь же золотом убрался. Он вольный, суверенный…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment