October 19th, 2016

крылатая ладья

Дамоклов меч новой опричнины

Оригинал взят у russkiy_malchik в Дамоклов меч новой опричнины


С большими мучениями установленный памятник Ивану Грозному в Орле вызвал новую волну критики и споров вокруг, пожалуй, самого обсуждаемого русского царя. В основе этой дискуссии лежит не желание объективного разностороннего анализа выдающегося государственного деятеля России, а приступ ненависти, вызванный живым страхом части политических элит перед возмездием за воровство и предательство.

Либералы-западники, начиная еще с князя Курбского, рисуют царя Ивана Грозного черно-кровавыми инфернальными красками, где нет полутонов. Палач, нелюдь, замучил тысячи невинных, в страхе держал сотни тысяч, страну разорил и обезлюдил. И это все на ровном месте, в окружении прекрасных бояр и соседей – так сказать, по злодейской своей сущности. Лучше всего выразил такое примитивное видение Грозного создатель не оцененного россиянами киношедевра «Царь» Павел Лунгин: «О Грозном известно уже почти все. Он был сыноубийцей, женоубийцей, внукоубийцей. Лично принимал участие в пытках. Прерывал молитву и диктовал, кого и как надо пытать. Известно, что этот человек был настоящим злодеем. Более того, известно, что он проиграл все войны за 20 последних лет правления. И результатом его правления стал один из мрачнейших периодов в истории России. Он разделил страну на своих и чужих».

Собственно, перед вами краткий пересказ фильма, который отличается только образностью бесноватой фигуры Ивана в исполнении Петра Мамонова. Этакий исторический вариант «50 оттенков серого». Смакование русского варварства, преступлений азиатского полоумного деспота. В фильме, который стал квинтэссенцией отношения к Грозному либеральной общественности, никакой пощады российскому государю, не говоря уже, не дай Бог, о попытке понять трагическую фигуру самодержца, представшего перед троном сиротой в окружении вцепившихся друг другу в горло бояр и князей (мать Елену Глинскую сжили со свету, когда ему было всего восемь лет).

В отличие от нынешних западников, выдающийся историк Василий Осипович Ключевский, не жаловавший Иоанна и считавший его психически неуравновешенным, признавал чрезвычайные условия, в которых рождались опасения и будущие решения молодого царя: «Скандалы боярского правления постоянно поддерживали в нем эту думу (о власти на Руси – прим. автора), сообщали ей тревожный, острый характер. Его сердили и обижали, выталкивали из дворца и грозили убить людей, к которым он привязывался, пренебрегая его детскими мольбами и слезами, у него на глазах выказывали непочтение к памяти его отца...»

Ключевский указывал также на то, что боярское самоуправство, а лучше сказать – беспредел, начались еще при отце Ивана Василии III, когда князья Шуйские и Бельские «распоряжались государством по-своему» и при этом «повели ожесточенные усобицы», в результате чего весь народ российский увидел, что такое «боярская анархия», а точнее, олигархия.

Collapse )

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.